Телепрограмма «Акценты» с Арсеном Аваковым

Арсен Аваков. Здравствуйте. Я Арсен Аваков. В эфире програма «Акценты». Несколько дней назад телеканал «ОТБ» прислал мне письмо, в котором сообщил, что программа «Акценты» больше не входит в круг интересов этого канала и предлагает завершить сотрудничество «з 1 червня». Ну что ж, это вполне понятный шаг, который предпринимает нынешняя власть, новое руководство канала, ограничивая свободу слова. Но, думаю, что нашу программу вы сможете смотреть еще долго-долго, в том числе, и на «ОТБ». А сегодлня — к актуальным темам, темам, которые           касаются того, что волновало нас, нашу область, наш город в последние дни. Не только нас, но и весь мир. К сожалению, мы были свидетелями очень многих проблем, и , к сожалению, прославился наш город опять чем-то не очень хорошим. Хотя, я горд величием духа, которое проявили многие харьковчане. Я попрошу, чтобы вы немного посмотрели хронику.
 
 
Арсен Аваков. Сегодня у нас в студии гость Аркадий Бущенко — адвокат Харьковской правозащитной группы, адвокат тех ребят, о которых только что был сюжет, которые получили столь неадекватное, жесткое, как по мне, наказание. Добрый вечер, Аркадий.
 
Аркадий Бущенко. Добрый вечер.
 
Арсен Аваков. Харьковская правозащитная группа, Вы — адвокат Харьковской правозащитной группы. Что такое харьковская правозащитная группа и чем она занимается?
 
Аркадий Бущенко. Харьковская правозащитная группа — общественная организация, зарегистрированная в 1992 году. И вот с этих пор мы защищаем права человека в разных областях, в разных направлениях и разными способами, начиная от прямой защиты — представительства в суде.
 
Арсен Аваков. Вы не берете за это деньги?
 
Аркадий Бущенко. Нет, мы не берем за это деньги, мы работаем бесплатно.
 
Арсен Аваков. И работаете в наиболее вопиющих случаях, которые Вам кажутся вызывающими или в тех случаях, когда граждане не имеют возможности себя защитить?
 
Аркадий Бущенко. Мы не оказываем помощь в каждом случае, мы выбираем случаи, которые нам кажутся важными для того, чтобы изменить систему, поскольку у нас не хватит ресурсов для того, чтобы оказывать бесплатную правовую помощь во всех случаях.
 
Арсен Аваков. Вы имеете репутацию человека очень сильного, как адвокат. И я знаю, что многие из тех, кого судят, пытаются попасть к Вам, заручиться Вашей поддержкой. И вот Вы сами обратили свое внимание на те судебные процессы, которые были у нас инициированы харьковской городской властью, харьковской городской милицией против ребят — защитников леса. Почему Вы туда пришли?
 
Аркадий Бущенко. Наша группа не может стоять в стороне от нарушения прав человека, тем более, когда общество проявляет гражданскую активность, и со стороны власти происходит такое грубое подавление любого проявления гражданской активности. Все видели эти события, я был на месте событий, я видел тех людей, которые называются «чернорубашечниками» или «муниципалами», я видел милицию. Когда я пытался спросить, кто эти люди, милиция не могла ответить, когда я пытался у этих людей спросить, кто они, никто не мог ответить. То есть, ситуация уже достаточно была накалена. И когда начались аресты, можно было предвидеть, что что-то начнется, куда-то ситуация должна разрешиться. Когда начались аресты, безусловно, мы решили поддержать, тем более, это прямо укладывается во многие наши программы, то, что происходит. И, на самом деле, власть нарушила столько всего, что нам еще на полгода хватит работы в этом направлении, именно с этими случаями.
 
Арсен Аваков. 15 суток, которые дали ребятам — это вообще достаточно беспрецедентная ситуация. Я это квалифицирую просто как запугивание, показательную расправу.
 
Аркадий Бущенко. Абсолютно.
 
Арсен Аваков. Будет ли это предметом более общего взгляда правозащитной группы?
 
Аркадий Бущенко. Да, безусловно. Я абсолютно с Вами согласен — никакой другой цели в таком жестоком наказании нет, кроме того, что послать сигнал обществу: не рыпайтесь! Стоять, бояться! Бежать, бояться! Сидеть бояться.
 
Арсен Аваков. Я даже не так говорю: нам можно все, вам нельзя ничего.
 
Аркадий Бущенко. Да, абсолютно. Цель — запугивание. Потому что при самом благоприятном толковании обстоятельств в пользу обвинения, допустить, что там была какая-то тень правонарушения, тем не менее, оно не тянет. То есть, надо не видеть настоящих правонарушителей, чтобы выносить максимальное наказание в данном случае. Безусловно, это войдет во многие отчеты и будет очень неприятно для Украины, когда это будет во многих отчетах.
 
Арсен Аваков. Сегодня прочитал в ленте новостей немецкой компании «Deutsche Welle» сообщение о том, что ПАСЕ сожалеет о присуждению Харькову, нашему родному городу, награды, как одному из лучших городов Европы.
 
Аркадий Бущенко. Я не читал этого сообщения, слышал, что такое было, но уже результаты деятельности наших местных властей, они видны. Результаты для имиджа Украины на международной арене. То есть, я считаю, что эти ребята, которые сейчас отбывают наказание в спецприемнике, я сегодня был у них, молодцы, держаться, я считаю, что это за много лет в Украине появились «узники совести». Потому что других мотивов… Именно жестокость наказания показывает, что они наказаны не за то, что написано формально, они наказаны за то, что они осмелились высказать некую позицию. Это классическое определение «узников совести». Поэтому за много лет Украина во многих вопросах отличалась не самым лучшим образом, но, во всяком случае, не было вопросов со свободой высказывания мнения и не было вопросов о политических или каких-то реперессиях в отношении людей, защищающих свои права или чужие права.
 
Арсен Аваков. Скажите, Аркадий, я знаю, что в Вашей среде, в адвокатской среде, в среде правозащитников, не принято предметно говорить о судьях, но я позволю себе эту провокацию. Вы, как адвокат, смотрели в глаза этому судье, который видел видео, на котором свидетелей не было в кадре, с какими глазами об объявлял Вам вердикт?
 
Аркадий Бущенко. Я не физиогномист, не могу судить по глазам, я предпочитаю читать решение. В решении ничего нет, самое главное, что говорит о позиции судьи, что нечего написать в решении. В решении нет ни одного, просто ни одного даже намека на обоснование. «Суд установил» и все, больше ничего… «Установил на основании статьи такой-то привлечь к ответственности, назначить наказание». Почему он так установил? Непонятно. Почему он так оценил факты, доказательства — непонятно. То есть, я понимаю, что факты настолько противоречат этому наказанию, что написать нечего.
 
Арсен Аваков. Аркадий, Вы считаете, что такие действия властей, какие они продемонстрировали в парке, какие они продемонстрировали в суде, испугают людей?
 
Аркадий Бущенко. Не думаю. Если это будет продолжаться, если не последует какой-то адекватной реакции в отношении вот такого судебного решения, мы подали апелляцию, я надеюсь, что апелляционный суд… Может быть смотрят судьи Апелляционного суда, от которых зависит решение, я не буду говорить о том, какое они должны принять решение, я просто прошу его рассмотреть быстро. Апелляция была подана вчера, и в понедельник оно должно быть уже в Апелляционном суде, это дело. Его нужно рассмотреть быстро, потому что ребята сидят. Если это будет продолжаться, и за каждое, слабое слово, неудовольствие будут нас, Вас, меня, соседа и так далее сажать в тюрьму, тогда люди испугаются, и наступит то, что люди испытывали в 37-ом году. При чем это будет эскалация, сейчас это административное правонарушение, дальше это будут уголовные правонарушения, дальше это будут, если будет давление на прессу, это просто не будет освещаться, это все будет делаться тихо. Это очень опасный момент. Но в данный момент, я считаю, ситуация именно переломная: если общество покажет, что оно не хочет с этим мириться, то, я думаю, власть отступит, не настолько она еще сильна. Поэтому я не думаю, что это испугает в данный момент.
 
Арсен Аваков. Вы не боитесь той среды, которая появляется? За детей не боитесь?
 
Аркадий Бущенко. Я боюсь, что они будут жить в том государстве, где нормальным считается ходить с руками за спиной и стоять лицом к стене, когда к тебе обращается начальство. Вот этого я боюсь. Хотел бы обратиться к харьковчанам: власть пробует зубы, власть пробует насколько далеко она может зайти, расстаптывая ваши права и свободы. Если мы сейчас сдадимся, то мы сдадимся на много-много лет вперед. Поэтому, эти ребята, которые сегодня сидят в тюрьме, они требуют вашей поддержки, в любой форме. В форме просто распространения информации об этом, в форме письма, заявления — как угодно. И поддерживайте всех, кто пытается выразить свою гражданскую позицию.
 
Арсен Аваков. Я обещаю всем, что как только эти ребята будут освобождены, я думаю, что мы пригласим их в студию, хочу, чтобы все посмотрели, кто эти псевдопреступники, которых с такой неадекватной жестокостью, в наручниках ведут в камеру. Я думаю, что это многое объяснит для каждого из вас. И, правда, не бойтесь — страх убивает разум. Это то, чего хотят наши оппоненты.
 
Арсен Аваков. В последние две недели, когда харьковчане стали свидетелями не очень приятной картинки и массы новостей из зеленых зон Харькова, когда активисты разных общественных организаций достаточно эффективно противодействовали не слишком адекватным действиям властей, к нам поступает очень много обращений и писем из самых разных концов города Харькова. К нам — это к тем активистам, которые проявили активную позицию в этой ситуации, и сегодня у меня в студии в гостях два представителя «Зеленого фронта», так называемого «Зеленого фронта» — неформального объединения, это Марк Зобов — «Гражданский совет Харьковщины». Добрый вечер.
 
Марк Зобов. Добрый вечер.
 
Арсен Аваков. И Юрий Кальченко — председатель общественной организации «Мы — харьковчане».
 
Юрий Кальченко. Добрый вечер.
 
Арсен Аваков. Я, прежде чем мы обсудим эту ситуацию, когда будем говорить уже не о парке Горького, а о множестве других позиций, хотел бы, чтобы мы посмотрели небольшой сюжет, который подготовили наши корреспонденты, и потом обсудили ситуацию.
 
 
Арсен Аваков. Марк Иванович, Вы достаточно давно известны в Харькове, как человек не радикальных взглядов, как человек основательный и фундаментальный. Вот в этой ситуации, когда горожане так активно протестуют против решений власти, как доказать правоту конкретному жилому дому, поселку или группе людей, когда они не согласны с решением власти.
 
Марк Зобов. Да, Вы знаете, те, кто меня знает, когда увидели в парке Горького, да еще в схватке с «чернорубашечниками», просто были потрясены тем, что я оказался в такой ситуации, несвойственной для меня. Действительно, до этого мы затеяли общественные слушания, 12-ого числа было проведено инициативное собрание в Пятихатках, вы, наверное, в курсе, уважаемые харьковчане. И тут — на тебе, 20-ого числа начинается вот это безобразие, эта бойня. Это не путь решения вопроса, который приведет к какому-то позитивному результату, я категорический противник, чтобы по этому пути развивались дальше отношения.
 
Арсен Аваков. Но есть мирный путь, который прописан в законе и уставе города, каков он?
 
Марк Зобов. Да, мирный путь. Мирный путь — это общественные слушания, мирный путь — это референдум, который, кстати, инициирован Вами. Это тот способ, способ диалога, способ общения власти и граждан, с помощью которого и можно прийти к какому-то консенсусу, к какому-то взаимопониманию. Мы вот сейчас движемся в этом направлении. Вы уже в курсе, что 19-ого числа таки состоятся эти общественные слушания. Я должен отметить, как позитивный, тот шаг, что городская власть нашу инициативу поддержала.
 
Арсен Аваков. Речь идет об общественных слушаниях в отношении…
 
Марк Зобов. Зеленых насаждений и Лесопарка города Харькова. Защиты зеленых насаждений и Лесопарка города Харькова. Но вызывает определенное беспокойство характер подготовки к этим общественным слушаниям. Есть вопросы, я бы так сказал, и неприятные вопросы, но, надеюсь, что все все-таки сложится нормально. И кстати, результат общественных слушаний, уважаемые харьковчане, будет напрямую зависеть от вашей активности. Если вы придете, если вы скажите свое слово — да, вот тогда в Харькове будут развиваться события по вашей воле.
 
Арсен Аваков. Где будут проходить слушания?
 
Марк Зобов. На сегодняшний день или на вчерашний день, вчера состоялось первое заседание подготовительного комитета, на котором представители городской власти продолжают настаивать на том, чтобы все происходило в помещении Киевского районного совета, хотя, когда мы им сказали, что туда может прийти не 370 человек, которые вмещает зал, а может прийти гораздо больше, тысяча, полторы, а может и две, у них возник вопрос: как обеспечить эффективную работу и участие всех пришедших. Потому что они, в принципе, обязаны дать возможность всем поучавствовать. Так вот, уважаемые харьковчане, я вас всех приглашаю 19-ого числа, регистрация начнется с 9-ти часов, значит приходите раньше, если уж вы четко хотите принять участие, быть в помещении, приходите раньше.
 
Арсен Аваков. По сути, помочь «зеленым легким» Харькова.
 
Марк Зобов. Да, мы защищаем вместе с вами наше общее достояние, «легкие нашего города», если на то пошло.
 
Арсен Аваков. Итак, 8.30
 
Марк Зобов. Чернышевского, 55. Приходить с паспортами обязательно, поскольку там будет очень четкий контроль на входе, чтобы никто, ни со стороны инициаторов, ни со стороны городской власти, не мог потом сказать, что присутствовали там вообще-то не харьковчане.
 
Арсен Аваков. Марк Иванович, общественные слушания — это формальная, предусмотренная законом процедура, в рамках которой обмениваются мнениями и принимают решения. Поэтому нам нужна такая формулизация, поэтому нужны паспорта, и четкая поддержка харьковчан. А то, чего мы добиваемся на общественных слушаниях, это не трогать зеленые насаждения, и все хозяйственные и строительные вопросы решать за рамками парковых зон, так?
 
Марк Зобов. Да.
 
Арсен Аваков. Юрий Кальченко, Вы один из тех людей, которые абсолютно не по партийному признаку, Вы — общественный деятель не партийного свойства, который первый начал «бить в колокол» по вопросам вырубки Лесопарка в Пятихатках. Но я знаю точно также, что к Вам обратилось достаточно большое количество людей по ряду других точек по Харькову, можете об этом рассказать?
 
Юрий Кальченко. Да. В течение последних двух недель поступала масса звонков из различных точек города Харькова, люди звонили по различным вопросам, в основном то, что касается нашей экологии — захват территорий, дворовых площадок, детских площадок, где устанавливаются автостоянки, люди не могут оттуда изгнать людей. Кроме этого, устанавливается киоск и сносится несколько деревьев, жители ходят и к участковому, и в ЖЭК, не могут ничего добиться. Чтобы вы понимали харьковчане, ничего в нашем городе без решения властей произвести невозможно. И то, что потом рассказывает горсовет: «Мы не знали, что там делается в районе» — все это вранье. А мы начали заниматься вырубкой парков в Харькове еще в прошлом году. Первая ласточка большая, это был парк Артема.
 
Арсен Аваков. В сюжете это прозвучало.
 
Юрий Кальченко. Наша организация собрала митинг в прошлом году, сначала возле парка Артема, потом возле горсовета. Единственное, что мы не смогли тогда, физически защитить этот парк, было вырублено больше 10 га леса. Власть признала, что там произошла незаконная вырубка, рассказал об этом и Добкин, и Кернес, и, по-моему, руководитель управления культуры, что они не знают, кто это сделал. Мы писали массу заявлений в правоохранительные органы и генпрокуратуру, пришел ответ, что ведется следствие. Вот год прошел. Для того, чтобы власть не забыла, мы сделали повторный запрос на прошлой неделе в горсовет. Нам пришел ответ, что таки да неизвестными лицами была произведена вырубка деревьев в парке имени Артема и все. То есть, запомните, уважаемые харьковчане, власть констатировала, она признает незаконную вырубку деревьев в парке Артема в прошлом году. Год прошел, ничего не изменилось. Если в прошлом году они получается «крышевали» этих коммерсантов, хотя прекрасно знают, кто там рубил и кому отдана земля.
 
Арсен Аваков. Итак, Юрий Кальченко, он вместе с другими общественными организациями представляет здесь в студии так называемый «Зеленый фронт», Юрий Кальченко — председатель общественной организации «Мы — харьковчане». Я думаю, что уместно было бы сейчас дать на экран номер телефона, куда могут позвонить люди и обратиться за поддержкой и помощью, юридической, экспертизой и все остальное.
 
Юрий Кальченко. Наша общественная организация «Мы — харьковчане», телефон — 764-52-53, 764-52-53.
 
Арсен Аваков. Я думаю, что это — основное, это главное, о чем мы здесь говорим. Каждый харьковчанин может очень многое, каждый харьковчанин может все. И поэтому ваши интересы, харьковчане, должны учитываться в этом городе в первую очередь. Не остаемся равнодушными и остаемся оптимистами.