Телепрограмма «Акценты» с Арсеном Аваковым

Здравствуйте, я Арсен Аваков. Сегодня программа “Акценты” полностью музыкальная. Сегодня у нас в гостях харьковская легенда, мальчик с харьковских улиц, маленький харьковчанин, которого узнал весь мир. Кто он, Владимир Крайнев? Об этом небольшой наш сюжет.
 
 
Арсен Аваков. Добрый вечер, Владимир Всеволодович.
 
Владимир Крайнев. Добрый вечер, дорогие харьковчане. Добрый вечер, Арсен Борисович.
 
Арсен Аваков. Как вам в Харькове?
 
Владимир Крайнев. Ну, как всегда, безумно тепло, независимо от того, что сегодня очень холодный ветер, но довольно яркое солнце. Я даже выскочил на улицу готовый принять жаркие ветры, но, к сожалению, очень холодно. Но и публика, которая находится в зале на протяжении всех 10 дней, и атмосфера в жюри, и атмосфера на сцене безумно теплые, безумно искренние и очень светлые.
 
Арсен Аваков. Владимир Всеволодович, мы рады вас приветствовать, и у нас есть повод. Мы ж не просто собрались на 4 этаже студии, в которой не работает лифт, а собрались по поводу. У нас десятый юбилейный конкурс Крайнева. И рядом со мной человек, который все эти годы этим занимается, как я понимаю, ваш давний товарищ, Валерий Алтухов. 45 лет работает в одной музыкальной школе, из них последние 26 — бессменным директором. Добрый вечер.
 
Валерий Алтухов. Добрый вечер.
 
Арсен Аваков. Что для вас конкурс Владимира Крайнева, и что это такое для Харькова?
 
Валерий Алтухов. Для меня этот конкурс – это все, это дело моей жизни, потому что я давно мечтал в нашем городе проводить масштабные международные музыкальные проекты. А Владимир Всеволодович – это всемирно известный музыкант, и он учился в нашей школе, это имя, это самая легендарная фортепианная личность, вышедшая из Украины после Владимира Горовица. И когда мы обратились к нему, и созрела идея проведения такого конкурса, я ему позвонил и предложил это, он сказал: “я еще живой, зачем вы проводите конкурс моего имени”? А я ему ответил: “да ты нам и нужен, потому что ты живой”. Потому что именно благодаря Крайневу в наш город приезжают знаменитые талантливые музыканты, приезжают педагоги, приводят своих учеников. И это дело уже продолжается 20 лет, это самый первый конкурс в Украине, который проводился по международным стандартам благодаря Владимиру Всеволодовичу.
 
Он поставил условие – мы будем проводить только в том случае, если будет комплекс, никто тогда не знал что это такое, и я не знал, что такое проведение конкурса по международным стандартам. Они очень простые – это независимое жюри, которое не имеет своих учеников, и большой призовой фонд. Представляете, в 1992 году призовой фонд был у нас 15 тысяч долларов. Когда я получал как директор школы, как профессор ВУЗа 20 долларов в месяц, для меня это была немыслимая сумма. Но все-таки харьковчанам сразу пришелся по душе этот конкурс. Все нам помогали, и мы провели его блестяще в 1992 году. Слава Богу, теперь у нас есть конкурс Крайнева, мы прошли первое десятилетие, я думаю, что пройдем и второе.
 
Арсен Аваков. Владимир Всеволодович, вы человек с юмором и родились 1 апреля.
 
Владимир Крайнев. Поэтому я с юмором. Если б второго, то уже б юмор отсутствовал.
 
Я хотел дополнить Валерия Николаевича, что помогали не только харьковчане. На этот конкурс в 1992 году откликнулось невероятное количество моих друзей-музыкантов по всему бывшему Советскому Союзу. Это Карина и Рузанна Лисициан – знаменитые вокалистки, это и Саулюс Сандетски – выдающийся дирижер (Литва), это и Вова Спиваков, это и Юра Башмет, т.е. все откликнулись. Но не просто откликнулись, прислав телеграмму, это каждый может, они откликнулись своими премиями.
 
Например, Владимир Спиваков до сих пор спонсирует вторую премию. Он дает деньги на вторую специальную премию Спивакова, и очень часто многие лауреаты играют с его знаменитым оркестром “Виртуозы Москвы”.
 
Арсен Аваков. Я все-таки возвращаюсь к юмору. Вот вы, по сути, человек мира. Постоянно живете и работаете в Ганновере, преподаете, участвуете в различных международных конкурсах, ездите по миру, дома живете, как я понимаю, очень мало. Я к тому говорю, что юмор и позитивное восприятие жизни вам помогает постоянно. И вообще это отличительная черта харьковчан в мире, не находите?
 
Владимир Крайнев. Наверное. Я, правда, за всеми харьковчанами не успеваю проследить, но, вообще, действительно, это веселый город. Это, наверное, после Одессы самый веселый город в мире.
 
Арсен Аваков. Может и самый талантливый?
 
Владимир Крайнев. И талантливый очень. Во всяком случае, в мои юношеские годы, когда происходило мое становление как пианиста, как музыканта, Харьков был равен Москве по престижности выступлений. Поэтому мы не можем назвать ни одного выдающегося музыканта, который бы миновал этот город.
 
Арсен Аваков. Владимир Всеволодович, а вот набросайте пару штрихов “Харьков послевоенный, маленький мальчик, улица Сумская”. Продолжите этот ряд.
 
Владимир Крайнев. …Сумская, 49 – самый центр. Это буквально полтора квартала до площади Свободы – третьей в мире, второй в Европе, и до парка Горького, который налево от меня. С этой улицей связано все мое детство, все мое отрочество. Юность уже прошла по Московским улицам.
 
Самые дорогие – это детские воспоминания. Я помню прекрасно парк Горького, мы туда очень часто ходили, меня туда водила бабушка и мама, когда она отвлекалась от своей работы. Она была детским врачом, работала в детской поликлинике №17, которая была рядом с музыкальным училищем и школой, в которой я начал учиться. Очень строгая мама была, она есть, до сих пор очень строгая. Вот вчера мне втык был. В ее 91 год, в мои 66 скоро. Так что она мне там рассказывала, как я должен судить.
 
Арсен Аваков. Ну, наша сегодняшняя передача ей понравится, я думаю.
 
Владимир Крайнев. Я надеюсь.
 
Арсен Аваков. Вы вспомнили парк Горького…
 
Владимир Крайнев. И в парке Горького вот что было еще. Я это помню и до сих пор я это слышу – это духовой оркестр, который там был. Это всегда для меня было ожиданием – услышать эти звуки духового оркестра. Именно в парке Горького он играл, и это действительно было для меня праздником.
 
Арсен Аваков. Замечательные воспоминания. Известный харьковчанин, литератор Лимонов в свою юность вспоминает: “Любили ходить в парк Шевченко и Горького и там пили пиво под кустами”. А вы выдаете как музыкант – оркестр играл.
 
Владимир Крайнев. Ну да. Это действительно было. Я не пил пиво, я был маленький. Хотя, вы знаете, мне было 9 лет, когда Мария Владимировна Этигина, наш выдающийся педагог, у которого учился я и многие знаменитые пианисты, повела меня в ресторан “Интурист” после первой репетиции с Израилем Борисовичем Гусманом, с филармоническим оркестром. Я был очень худеньким, и меня пугали, что если я не буду есть, то меня не будет слышно. И вот мое первое впечатление – это котлета по-киевски, которую я впервые съел тогда, и фужер пива мне тогда налили. В девять лет.
 
Арсен Аваков. Вы уже давно в Харькове постоянно не живете, совсем давно. Вот как-то музыкальная общественность волнуется. Мы только-только, за сутки проанонсировали, что вы будете сниматься у нас в студии, и меня завалили по электронной почте кучей вопросов и требований — “попросите маэстро сыграть Шопена, вы не забудьте сказать ему то-то, скажите ему это, спросите его о том-то”.
 
Ну вот, например – “Чекаю зустрічі з Крайневим з нетерпінням, моє побажання: скажіть, що рояль у Крайнєва звучить дуже не ординарно, якось так м'яко, як я ще не від кого не чула, ніби пальці в хутряних рукавичках. І якщо ви згодні зі мною, чи не спитаєте ви у маестро чи може він пояснити цей феномен”?
 
Владимир Крайнев. Я могу пояснить этот феномен. Звук – это продолжение души и человеческих качеств. Я всегда говорю, а я уже и педагог более 20 лет, если ты до 30 скрываешься за темпераментом, за молодостью, за легкостью своей, то после 30-ти твой характер, твоя натура будут выходить наружу. И они как раз выходят через звук. Отсюда, наверное, этот бархатный и теплый звук. Я с ней согласен. Спасибо.
 
Арсен Аваков. Спасибі, пані Тамаро. Другая харьковчанка пишет: “А мне всегда, когда играет маэстро, кажется, что он кружева плетет. Почему-то подумала, что сегодня у вас в программе должен прозвучать Шопен”.
 
Владимир Крайнев. Ну, она правильно подумала. Да, кстати, это совпадение такое произошло, что наш десятый юбилейный конкурс совпал с 200-летием со дня рождения Шопена. И это очень знаменательно, потому что это мой любимейший композитор.
 
Всегда, когда меня спрашивают, я говорю, что два композитора со мной на протяжении всей моей концертной жизни – это Шопен и Прокофьев. Это айсберги, в них только самая верхушечка плавает над поверхностью, а вся глубина, весь трагизм – это вот и надо поднимать наружу.
 
Арсен Аваков. Немножко Шопена?
 
 
Арсен Аваков. Спасибо большое.
 
Владимир Крайнев. Я не сыграл, конечно, до конца, иначе это бы заняло всю передачу. Но это как бы воспоминания и моя любовь к Шопену. Спасибо той публике и тем женщинам, которые написали про это.
 
Арсен Аваков. Пока дамы вас обступили перед эфиром, мы с Валерием Николаевичем скромно стояли забытые в сторонке и говорили о судьбе Харьковской филармонии. Вот что для вас Харьковская филармония?
 
Владимир Крайнев. Харьковская филармония для меня – это все, потому что с 4 лет меня мама под юбкой проводила на все концерты всех знаменитостей. Это то, что я еще раньше сказал – ни одна выдающаяся личность не проезжала мимо Харькова. Это Рихтер, Гиллельс, Ойстрах, Коган.
 
Арсен Аваков. Вы знаете, когда мы начали реконструкцию филармонии, вскрыли там полы и начали находить там старые афиши. И подняли старую книгу, (Янко, наверное, вам покажет, если попросите) где автографы всех-всех знаменитых личностей, посетивших Харьковскую филармонию.
 
Владимир Крайнев. Да. И я помню, был потрясающий концерт, когда Гиллельс, Коган и Ростропович в одном вечере играли три концерта Чайковского. Это было совершенно незабываемо. Вот как раз тогда я помню, я был совсем маленьким, мне было, наверное, лет 6 или 7, еще не пропускали в филармонию. Но когда в 8 лет я сыграл в зале филармонии, то меня билетеры уже узнавали и меня пропускали. Я уже был звездочкой, которой разрешалось.
 
Но я вот что хочу сказать, Арсен Борисович, Харьков действительно представлен такими знаменитостями как Владимир Горовиц, знаменитость мировой величины, его сестра Регина Горовиц, которая преподавала в Харьковской музыкальной школе со времени ее открытия, Мария Владимировна Этигина, которая создала такое количество знаменитых пианистов, и ваш покорный слуга, который проучился до 15 лет, становление которого прошло в этой Харьковской школе. Но я никогда не забуду, когда я приехал в 1993 году на очередной юбилей, и меня Валерий Николаевич и все музыканты наши попросили сыграть, то играть было не на чем. И это, откровенно говоря, такой позор для харьковской общественности. Чтобы такая школа с таким фантастическим прошлым и с таким блестящим преподавательским составом не имела своего рояля…
 
Арсен Аваков. Ваши комплименты дорогого стоят. И мы это уже обсуждали.
 
Владимир Крайнев. Это не комплименты – это констатация факта.
 
Арсен Аваков. Мы люди гордые, но бедные. И с хорошими традициями. Благодаря вам. Теперь наши концертные площадки имеют прекрасные рояли. Мы вот приобретаем и в 2011 году получим новый орган, в 2012, даст Бог, откроется новое здание филармонии с двумя концертными залами. Вы приедете?
 
Владимир Крайнев. Обязательно.
 
Арсен Аваков. Мы хотим сделать такой супер-концерт… приехал бы Крайнев, привез бы с собой своих коллег, и мы возродили бы уровень Харьковской филармонии до старых стандартов. Это то, чего мы хотим и к чему мы стремимся. По крайней мере, когда вы со мной разговаривали, у вас глаза горели именно этим.
 
Владимир Крайнев. Я думаю, что, например, такие музыканты, как Спиваков и его “Виртуозы Москвы”, с которыми я продолжаю сотрудничать уже больше 25 лет, или Юра Башмет, с которым мы дружим, такие музыканты, безусловно, не откажутся. К сожалению, все мои друзья-вокалисты – это Образцова, Нестеренко, Смелянская – они взрослые, они уже поют в домашних условиях. Но вот что касается инструменталистов, я могу спокойно гарантировать, что такие выдающиеся инструменталисты будут у вас.
 
Арсен Аваков. Спасибо. Мы записали, и этот факт подошьем к делу.
 
Валерий Алтухов. Но самое главное, понимаете, то, что у нас строится филармония. Вот я работал в филармонии давно, я помню, когда ее взорвали. Это была такая трагедия для нашего города, для всех музыкантов города. Филармония стала бродячая. И вот теперь мы возрождаемся. Когда Арсен Борисович, когда его только назначили губернатором, пришел на первый концерт в филармонию и сказал, что он будет строить филармонию, для нас это было как бомба. Что человек будет строить филармонию! Ну, найдите мне в Украине человека, который будет строить филармонию!
 
Арсен Аваков. И главный вопрос: а почему это делаем, почему это так важно?
 
Владимир Крайнев. А потому что это самое главное. Мы не о том думаем, когда начинаем кричать, что нужно возрождать это, возрождать то… Ну, хорошо, Лев Иванович Яшин. Кто помнит его? Мы помним. Спросите молодое поколение. Они понятия не имеют. А спросите у них, кто такой Чайковский, кто такой Мусоргский… Культура – это главное. Нет культуры – нет нации.
 
Арсен Аваков. Уровень культуры прямо пропорционален качеству жизни».
Крайнев: «Безусловно. Потому что это все менталитет. Это все исходит из головы».
Аваков: «У меня еще есть пара вопросов. Если не задам, меня не поймут. Вопрос №1: скажите, пожалуйста, два слова о судьбе международного конкурса Горовица в Киеве.
 
Владимир Крайнев. В свое время мне позвонили из Европейской ассоциации молодежных конкурсов и спросили мое мнение, можно ли давать этому конкурсу статус международного и принимать его в ассоциацию. Я наговорил по телефону массу хороших слов об этом конкурсе, у меня нет никакой негативной реакции на то, что это наши конкуренты. У меня нет конкурентов, я абсолютно спокоен. Кстати, лауреаты моего конкурса очень часто принимали участие в конкурсе Горовица, где и побеждали. Я всегда с добротой относился к этому конкурсу. Если это вопрос опять материальный, то это надо, чтобы у них был такой же губернатор и экс-губернатор, как у нас в Харькове. Вот и все.
 
Арсен Аваков. Спасибо. Еще вопрос. Что маэстро Крайнев думает о ситуации, в которой оказался лидер Харьковской школы 80-90х годов Виктор Львович Макаров, отбывающий 16-летнее тюремное заключение в австралийской тюрьме? Знает ли маэстро Крайнев, что буквально несколько дней назад в результате судебного заседания с Виктора Львовича сняты обвинения по одной из частей, выдвинутых его бывшими учениками? Вот такой нестандартный вопрос, но людей это волнует.
 
Владимир Крайнев. Я не очень разбираюсь в тех вопросах, в которых его обвиняли, но у меня ни одной секунды не было сомнений в том, что это неправда. Потом я узнал, что это очень хорошо поставленное действие было. И мне действительно жалко этих маленьких иудушек, которые подставили своего учителя. Они даже 30 серебряников за это не получили.
 
Арсен Аваков. Знаете, есть великолепный фильм, достаточно старый, надеюсь, вы его видели. Называется “Общество мертвых поэтов”. Там примерно похожая ситуация, где учеников заставили оговорить своего учителя. Пожелаем правосудию свершиться. Это вопрос, который беспокоил музыкальную общественность Харькова, и нам было важно услышать вашу позицию.
 
Владимир Крайнев. Это также можно увидеть в интернете, потому что я уже написал свою реакцию на это.
 
Арсен Аваков. Владимир Всеволодович, у нас передача очень маленькая, и мы, очевидно, не скажем и не обсудим всего того, что бы нам хотелось. Надеюсь, что мы еще встретимся с вами или на открытии филармонии, или на следующем конкурсе.
 
Владимир Крайнев. На следующем конкурсе обязательно, если мы все будем живы и здоровы, обязательно встретимся.
 
Арсен Аваков. Если вы шли по жизни вместе с Шопеном и Прокофьевым, то нам немного не хватает Прокофьева для завершения…
 
Владимир Крайнев. Ой, нет. Ой, нет. Не надо. Этот рояль еле-еле жив. Я это чуствовал по Шопену… Он еле-еле доживает. Он практически, по моему, видел Шумана с Гете вместе. В Лейпциге, когда его делали, в мастерскую заглядывали… Нет не надо.
 
Арсен Аваков. Может просто на уходящей волне?
 
 
Арсен Аваков. Спасибо вам большое за все, что вы делаете для музыки, для нас, для харьковчан.
 
Владимир Крайнев. Спасибо, Арсен Борисович. Через 2 года, когда я приеду на конкурс, я надеюсь, что на открытии конкурса я смогу сыграть за новым роялем в зале музыкальной школы.
 
Арсен Аваков. А итоги подведем в филармоническом зале.
 
Владимир Крайнев. Безусловно. О, это будет гениально.
 
Арсен Аваков. Остаемся оптимистами.