Телепрограмма «Акценты» с Арсеном Аваковым

Здравствуйте! Я — Арсен Аваков. Наша программа сегодня из Шаровки. Здесь сегодня субботник и на него мы пригласили всех харьковчан. Всех, кто хотел приложить свой труд к восстановлению этой замечательной усадьбы.
 
Арсен Аваков. Сегодня мы работаем в парке, согласно плану реконструкции. Мы думали, что приедет около ста человек, приехали 410 человек-добровольцев! Все, кто здесь, — всем спасибо! То, что мы сегодня делаем, это конечно символ. Мы просто убираем лес, зачищаем его и это — начало большой работы.
 
Каждый, кто сегодня сюда пришел, теперь сопричастен с этим большим делом. Хочу, чтоб были сопричастны и вы.
 
 
Арсен Аваков. То, что мы сегодня здесь делаем, более 400 человек собралось, в 4 раза больше, чем мы ожидали, пришло людей, это значит, что эти люди взяли на себя ответственность за эту усадьбу. Что бы ни происходило, кем бы они ни работали потом, где бы ни были, если кто-то сделает здесь что-то плохо, он обидит этих людей. И теперь каждый из этих людей, которые здесь, и вы тоже теперь, отвечаете за эту усадьбу. Это главная цель нашего сегодняшнего субботника, а то, что сегодня почистили немножко лес – это так, это символ, первый шаг к большой реконструкции парка и дворца.
 
 
Существует план реконструкции парка, он утвержден. В ближайшее время мы утвердим план реконструкции всей усадьбы, в него войдёт реконструкция парка, комплекса этих замечательных прудов, гидротехнических сооружений, фонтанов, которые здесь будут наверху восстановлены, конюшня, фазанарий, домик управляющего, теплицы, здесь много-много интересного. Я думаю, что восстановив эту усадьбу, мы сделаем большое-большое дело. И не только для себя, но и для потомков и для своей души.
 
Журналист. А деньги на это? Кто за это всё заплатит?
 
Арсен Аваков. Деньги – это очень вульгарный вопрос. Те распоряжения, которые я подписывал, сработали, год назад мы приняли решение и убрали отсюда туберкулезный диспансер, около года здесь уже ничего нет, связанного с туберкулезом. Фактически территория, которая находится за зданием, уже очищена, а внутри здания мы проводим работы, и там есть целый план дезактивации туберкулезной палочки. И полагаю, что серьёзные реставрационные работы мы начнем через год внутри после соответствующей дезактивации, когда нам служба скажет, что всё в порядке.
 
И деньги. Для начала деньги нужны не такие большие. Мы сегодня обсуждали эту ситуацию с главой облсовета Сергеем Ивановичем Черновым, и эти деньги будут выделены на ближайшей сессии облсовета, по крайней мере я такое предложение внесу в областной совет, и начнем мы, как я уже сказал, с восстановления парка, так как эта ситуация очень длительная, поэтапная. Кроме того, мы привлечем деньги экологического фонда для восстановления этих экосистем, прудов и так дальше.
 
Полагаю, что если каждый год мы будем идти по плану и соответствующе выделять ресурсы по плану, и здесь будет добрый хозяин, который будет хорошо хозяйствовать, и все мы будем понимать, для чего мы это делаем, деньги не будут проблемой.
 
Я бы очень хотел, чтобы кто-то из серьезных бизнесменов взялся за этот проект и позанимался им серьёзно, но сегодня немножко не та финансовая ситуация. Но я думаю, что к этой ситуации мы ещё вернемся.
 
Я вам хочу сказать: дорогу осилит идущий. Мы не можем взяться за всё одновременно. Шаровка требует немедленной ситуации, немедленного решения, потому что мы выселили отсюда туберкулезный диспансер, мы образовываем здесь новое учреждение, пока лечебное, так нам удобно, некий центр реабилитационный. Затем это по сути будет коммунальный музей, областной музей, так будем говорить, где безусловно мы расположим какие-то экспозиции в этом здании, возможно сделаем какие-то места, где харьковчане смогут отдыхать, просто посидеть, насладиться природой, отдохнуть и так дальше.
 
Что касается Старого Мерчика, то мы обеспечили охранную зону там вокруг него с тем, чтобы ничего не случилось с этой территорией и парком, и сейчас разрабатываем поэтапный план, что с ним делать. Другое дело – вы правильно заметили, что можно сделать концессию – отдать часть в частные руки под обязательство, с тем, чтобы эти люди восстановили. Таких людей с совестью и моралью всегда достаточно. Но ситуация сейчас немножко другая. Будем ждать.
 
 
Что касается Натальевки, то там разрабатывается проект Национального парка Слобожанский, мы вот в этом месяце провели уже 2 заседания, там очень жарка дискуссия была про границе того парка. Парк будет расположен так, что в самом центре будет Натальевка, там будет центральный офис парка, там будет Щусьевская церковь, и вокруг этого будет заповедная территория и соответствующие инфраструктуры. Поэтому я думаю, что этот парк будет защищен таким образом.
 
В ближайшее время мы на ближайшей коллегии 22 числа рассмотрим вопросы национальных парков в целом на территории области. У нас огромное количество территорий, которые мы намечали к такой работе, но ближайшая из этих территорий, я уже сказал – Слобожанский парк вокруг Натальевки в Краснокутском районе, и вторая ближайшая территория – это мы хотим сделать Национальный парк Меловые горы в Двуречанском районе. Это потрясающие места.
 
Также уточняться в лучшую сторону будут границы, увеличиваться будут Гомельшанские леса. А вообще я могу вас познакомить, у нас работали долгое время ученые, у нас более 159 позиций, которые так или иначе требуют либо заповедной защиты, или некоего статуса, начиная от защиты растений, мошек и всего, чего угодно. И полагаю, что этой дорогой нужно идти.
 
К сожалению, за парком не следили больше 100 лет. Вы это сегодня увидели, и надо многим позаниматься.
 
Что касается основного здания дворца – полагаю, мы в этом году потратим 1,2-1,5 млн грн на систему отопления, на систему водоснабжения и систему электрообеспечения. Вот это ключевые затраты, которые мы понесем в этом году. Кроме того, будет проведена ревизия крыши главного корпуса, и это, наверное, будут все работы, которые мы в этом году сделаем. Все остальные усилия будут потрачены на дезактивацию палочки Коха, и пока будем работать с проектами.