Телепрограмма «Акценты» с Арсеном Аваковым

Здравствуйте, я Арсен Аваков. После нескольких передач с полей и строек области, наша программа вернулась в студию. Вернулась для того, чтобы говорить о наболевшем. Говорить о финансово-экономическом кризисе, который вступил в нашу страну. Да, наш украинский экономический кризис – прямое продолжение мирового. Но мировой рынок, мировые кризисы так далеко.
 
Арсен Аваков. Сегодня будем говорить о наших проблемах, о самом насущном, о наболевшем, как себя вести, что делать, чего ждать. И сегодня мне помогают в студии два эксперта – мой советник, Заслуженный экономист Украины Александр Викторович Кирш. Добрый вечер. И Владимир Викторович Качук, начальник управления Национального банка Украины в Харьковской области.
 
Можно ли было предвидеть экономический кризис? Конечно, можно было. И даже в этой передаче 1,5-2 месяца назад я говорил, что не такая простая ожидается экономическая осень. Но каждый думал, что его минет чаша сия. И, к сожалению, так думали и в правительстве.
 
С начала года социальные выплаты у нас выросли на 80% в Украине. Хорошо это или плохо? Наверное, было бы хорошо, если бы работали все соответствующие компенсаторы. Но, к сожалению, так не произошло. Деньги не были инвестированы в серьёзные проекты, а пошли полностью на потребительский рынок. В результате мы получили то, что получили.
 
Ни один рынок не в состоянии выдержать такого наплыва необеспеченной денежной массы. И цены на товары поползли вверх, и тарифы поползли вверх. Могло ли быть иначе, господа? Я прошу вас, Александр Викторович.
 
Александр Кирш. В принципе, конечно. Могло бы быть иначе, если бы была более продуманная политика правительства. Но правительственная политика не всегда продуманная, и это накладывается на внешний кризис. Внешний кризис сам по себе… скорее его последствия больше раздуты, чем объективны. Известно только одно – будут какие-то колебания, в какую сторону – ещё до конца не известно, потому что факторы тут есть самые разные. То ли в Америке победит Обама, то ли победит представитель республиканской партии Маккензи, то ли Обама будет продолжать ту же политику, что и Буш, что в финансовой политике тоже вполне возможно, то ли не будет, что, конечно, гораздо более вероятно, то ли у него получится вместо девальвации доллара его ревальвировать, то ли не получится…
 
Арсен Аваков. Бог с ней с Америкой. Давайте про нас.
 
Александр Кирш. Я считаю, что все эти проблемы настолько многофакторны, что когда мы говорим, что кризисом в Украине в общем-то управляет западный кризис, это не совсем так. Мы слишком далеки. В свое время мы пережили спокойно индонезийский кризис, когда Россия действительно испытывала дефолт, нас это всё не коснулось. То же самое и с этим кризисом, мы его переживем совершенно спокойно, тем более, что он действует в разных направлениях. И наперед неизвестно, что важнее – ипотечный кризис в США или наша собственная инфляция.
 
Арсен Аваков. И давайте говорить тогда о наших внутренних проблемах.
 
Александр Кирш. А вот внутренние проблемы это всё как раз усугубляют. И те проблемы, которые есть в налогообложении, которые для кризиса, конечно же, не годятся, нужно перестраивать законы, потому что законодательство устарело, и под нынешнюю систему, разумеется, оно не подходит. И мы, конечно, готовим Президенту пакет предложений, которые необходимо для этого принять. И, безусловно, нужно успокоить население и эту панику, потому что народ себя ведет крайне иррационально.
 
Вот смотрите: как в Украине ведет себя доллар? Росли цены, была инфляция, доллар стоял как проклятый, ничего с ним не сделалось. Зато когда грянул ипотечный кризис в США, и, казалось бы, доллар вот тут-то должен упасть, он вместо этого пополз вверх. И не просто пополз, а пополз с хорошей скоростью. Такое впечатление, что кто-то его специально разгоняет. То есть до того, как он упадет, он должен сначала вырасти, чтобы кто-то выиграл на этой марже.
 
Арсен Аваков. Не без этого. Наверное, и этот фактор присутствует.
 
Александр Кирш. И как ведет себя население, посмотрите. Казалось бы, с одной стороны, куда деть деньги? И при этом почти полностью прекратился потребительский спрос, то есть, с одной стороны, вроде бы не знают, куда деть деньги, с другой стороны – вроде бы перестали покупать товары. Где же здесь логика? Иррациональность нашего народа.
 
Арсен Аваков. Давайте немножко об иррациональности и о причинах. Всё-таки есть цифра – на 41,5% выросли доходы в 2008 году.
 
Александр Кирш. Многовато. Нельзя так резко увеличивать доходы.
 
Арсен Аваков. Это не то что многовато, это абсолютный рекорд за последние 8 лет.
 
Александр Кирш. Вопреки всем учебникам любой экономической дисциплины.
 
Арсен Аваков. С другой стороны, если взять в реальных ценах с учетом инфляции и так дальше, то мы получаем реальный рост доходов всего 12%. И это самый низкий показатель за всю новейшую историю.
 
Александр Кирш. А это тоже можно было предвидеть. Когда выдают необеспеченные деньги, то естественно вырастут цены, и в реальных ценах получатся совсем не те цифры. Можно было всё предвидеть. Что когда просто так ничем не обеспеченные деньги выдаются людям, то будут расти цены.
 
Арсен Аваков. Поэтому сколько угодно могут политики предъявлять нынешнему правительству Тимошенко самые разные претензии.
 
Александр Кирш. Но Америка тут ни при чём.
 
Арсен Аваков. У меня к правительству Тимошенко одна претензия главная – та ситуация, которая возникла.
 
Александр Кирш. Социальный популизм.
 
Арсен Аваков. Социальный популизм – это самая главная претензия. Если вы социально ориентированы, так дайте же, чтобы эти деньги пошли впрок, а не Бог знает куда.
 
Александр Кирш. Кроме того, власть слишком много говорила о кризисе. Понимаете? Вот нельзя слишком много о нем говорить, потому что когда о нем говорят, его накликают, народ слышит, что умные люди говорят: будет кризис. И дальше он случается просто из уважения к власти.
 
Арсен Аваков. У людей были поводы говорить на эту тему. Не так давно мы получили крупнейшую провокацию с Проминвестбанком Украины. И, Владимир Викторович, надеюсь, что вы сегодня здесь внесете ясность. Сегодня ситуация стабилизировалась, и я считаю, что в целом самые острые, самые неприятные моменты в банковской системе Украины уже позади, но хотел бы от вас услышать экспертную оценку, как обстоят дела сейчас, чего нам ждать. И начните, пожалуйста, с Проминвестбанка. Какова ситуация сейчас с этим банком? Думаю, что очень многие имеют счета и беспокоятся.
 
Владимир Качук. Безумовно. Якщо на сьогоднішній день неплатежі по нашому Харківському регіональному відділенню Промінвестбанка складають 18 млн., це вже не така велика сума. Зараховуються платежі, які знаходяться на рахунках клієнтів, вони зараховуються в бюджет, зараховуються в пенсійні фонди, йде проплата по заробітній платі. Так що потихеньку ми з цього стану виходимо.
 
Арсен Аваков. За счет чего? Правительство приняло меры? Я хотел бы, чтобы вы об этом сказали. Я думаю, что просто люди боятся пустых заявлений политиков, таких как мы специалистов и власть предержащих. Они хотят факты. Я хотел бы, чтобы эти факты мы им сегодня дали.
 
Владимир Качук. Я хочу сказати, що це все надумана криза. Ви знаєте, що вона почалася з Донецька, де 100-200 чоловік, які стали під банком і почали кричати: рятуйтесь хто може.
 
Арсен Аваков. Группа жуликов инициировала кризис, ну что теперь делать?
 
Владимир Качук. На сьогоднішній день у нас немає проблем з поточними рахунками клієнтів Промінвестбанку. В усі банкомати Промінвестбанку ще раніше були дуже великі черги, і вони не знали, чи знімуть вони ті свої чесно зроблені гроші, чи не знімуть. На сьогоднішній день їх немає. Промінвестбанк надає готівку по регіонам, у тому числі і харківському регіону. На сьогоднішній день я хочу сказати, що на суботу-неділю Промінвестбанк дав 4,5 млн готівки, і ця готівка буде розміщена у банкоматах, так що люди можуть і на вихідні дні спокійно цим займатися.
 
Арсен Аваков. Национальный банк ввел внешнее администрирование, дал соответствующий кредит.
 
Владимир Качук. Безумовно. Національний банк, дивлячись, що ситуація може розвиватися не в тому напрямку, бо ми всі звикли, що десь хтось крикнув – і одразу криза, і ажіотаж, і паніка, ввів тимчасову адміністрацію. Її очолює дуже кваліфікований фахівець це Крутюк Володимир Леонідович, поважна людина, спеціаліст, юрист, банкір, який очолював свого часу напрямок банківського нагляду. Відповідно в нашому регіоні я також призначив тимчасового адміністратора, яким є мій заступник. І тому всі ці питання відслідковуються і дуже жорстко виконуються.
 
Я хочу сказати, що свого часу Національний банк надав стабілізаційний кредит рефінансування в сумі 5 млрд, 4 млрд вже Промінвестбанку поступили, і вирішується питання щодо надання ще одного мільярду. Але я хочу сказати, що це заявляють і голова Національного банку, і тимчасовий адміністратор: зараз ведуться активні перемови щодо того, щоб цей банк продати стратегічному інвестору. Якщо цей банк буде продано стратегічному інвестору, ситуація з Промінвестбанком нормалізується, а якщо нормалізується ситуація з промінвестбанком, то і ситуація в цілому по банківській системі нашої країни буде знята.
 
Я хочу тільки сказати декілька цифр, Арсене Борисовичу. Зараз на рахунках комерційних банків у нас в країні находиться з 1 жовтня 21 млрд доларів. Ідучи сюди в студію, я подивився, на сьогоднішній день життя триває, 16 млрд. Так що є надлишок ліквідності комерційних банків, банки в змозі виконувати свої зобов’язання.
 
Арсен Аваков. Слава Богу. Знаете, наши рассуждения такие: запас есть запас, и слава Богу, что так. Важно, чтобы каждый человек это понимал.
 
Владимир Качук. Безумовно.
 
Арсен Аваков. Я хотел бы, чтобы вы нам сегодня дали информацию о том, как чувствуют себя харьковские банки. Те, которые оперируют в нашей Харьковской области. Нет ли причин для беспокойства и кризиса неплатежей среди харьковских банков?

Владимир Качук. Відповідаю. В нашому регіоні знаходиться 11 банків – юридичних осіб, працює 53 філії і 611 безбалансових відділень. На сьогоднішній день ажіотажу щодо роботи того чи іншого банку не існує. Це відповідаю фахово і з професійної точки зору. Наші банки працюють в звичайному режимі, банки виконують всі зобов`язання, взяті на себе перед населенням і перед суб`єктами господарювання.

 
Арсен Аваков. Более того, мне сейчас довелось читать сейчас в некоторых экспертизах, что региональные банки получили даже некоторое преимущество перед большими банками, интегрированными в мировую экономику.
 
Александр Викторович, почему так происходит? Почему банки, действующие только в Харьковском регионе, выглядят сегодня на фоне этого кризиса более уверенно, чем банки, которые работают в том числе и на мировом рынке?
 
Александр Кирш. Дело в том, что у маленького банка маленькие проблемы. Я думаю, что здесь тоже есть большая доля истины. Большой банк – это большие проблемы, слишком много факторов вмешивается сюда, и поэтому иногда у меньшего банка меньшие проблемы.
 
Арсен Аваков. Ну и малые банки не берут кредиты за рубежом с тем, чтобы их отдавать.
 
Александр Кирш. Да-да, и поэтому они меньше рискуют. Но здесь ещё вот что важно. Мы очень много говорим об ответственности банков перед предприятиями, перед населением. Я хочу сказать, что это палка о двух концах. Ответственность должна быть взаимная, коль уж наступил кризис. Дело в том, что если нечто похожее на то, что произошло в Донецкой области, произошло бы даже в очень цивилизованной стране типа Швейцарии, то к панике не готова даже Швейцарская банковская система. То есть если вдруг народ так легко и просто поддается панике, и все внезапно хотят вернуть свои вклады обратно, то этого даже Швейцария не выдержит. Здесь не столько нужно обвинять банковскую систему, сколько податливость нашего народа панике. Вот один побежал, другой… и уже очередь возле банкоматов, пошла истерика без экономических причин.
 
Арсен Аваков. Наш народ столько обманывали…
 
Александр Кирш. Да, народ уже наученный, и теперь, обжегшись на молоке, на воду дует. Но дело в том, что я ещё раз повторяю: панику такую не выдержала бы даже Швейцарская система. То есть людям нужно становиться более цивилизованными и меньше доверять искусственно разжигаемой панике. И этому есть замечательное доказательство. Ведь доллар так пляшет, как у нас сейчас, только в Украине. Разве не так?
 
Владимир Качук. Так. Я хочу ще цифру навести, Арсене Борисовичу. З 1 по 17 жовтня населення, налякане цією панікою, зняло зі своїх рахунків 16,7 млрд грн. Це дуже велика сума.
 
Арсен Аваков. Как вы думаете, куда пошли эти деньги?
 
Владимир Качук. Вони пішли на споживчий ринок.
 
Александр Кирш. И цены рванули вверх.
 
Арсен Аваков. А дальше инфляционная спираль.
 
Владимир Качук. Нова інфляція, спіраль і все, від чого ми спасалися, знову йдемо до цього.
 
Арсен Аваков. Скажите языком простого харьковчанина, неужели наши макроэкономисты, которые сидят в Киеве в правительстве и в Национальном банке в том числе, не предвидели этой ситуации? Её видели даже мы здесь, на уровне областных руководителей. Почему произошло то, что произошло? Давайте я всё-таки попрошу свободного экономиста на это ответить.
 
Александр Кирш. Видимо, всё-таки экспертиза у нас ведётся слишком научными методами, и, исходя из того, что кризиса не должно было быть, считали, что его и не будет. Не учитывали субъективные факторы, особенности нашего специфического менталитета. Что возможно вдруг придёт банда жуликов, поднимут хай, что на этот хай откликнется население, что народ будет податлив на это всё, и что в Украине легко разжечь панику. Ведь уже долгие годы свидетельствовали о противоположном. Уже украинская финансовая система спокойно пережила и оранжевую революцию, и контрреволюцию, и контр-контрреволюцию, и постоянные смены правительства. Больше того – когда не было власти наверху, а были кризисы у власти, экономическая система работала на удивление нормально и исправно. И, видимо, решили в наших верхних кругах, что всё нормально, что народ у нас уже грамотный. А оказалось — нет. Оказалось, что народ подвинуть на панику по-прежнему достаточно просто. Причем панику в рамках отдельно взятой страны, что особенно интересно потому, что в других странах доллар так не скачет.
 
Арсен Аваков. Вы работаете как жесточайший лоббист, то есть вы обвиняете во всем народ. А я всё-таки склонен ответить иначе.
 
Александр Кирш. Народ виноват тоже. Он недостаточно цивилизованно себя ведет, он не просчитывается, невозможно просчитать реакцию народа, вот как невозможно понять, и поэтому поймать профессионального преступника. Он себя нестандартно ведет. Вот точно так же и здесь. Ну, кто мог такое себе представить, что с Донецка начнется кризис, который во всем мире начинается с Америки? Мы на Америку на самом деле гораздо менее чувствительны. А вот на Донецк – другое дело.
 
Арсен Аваков. Двоим выдающимся экономистам нашего региона я хочу предложить сейчас тезис, который, наверное, может удержать нас от глубокого кризиса. Я утверждаю, что стабильность банковской системы, стабильность банковских расчетов и стабильных цен как следствие – это наш якорь, с помощью которого мы не сорвемся в пропасть. Согласны со мной? Что нужно любой ценой сохранить банковскую систему, её ликвидность и доверие людей к деньгам?
 
Александр Кирш. Да, если опять не будет социального популизма, раздачи денег, чтобы население возмутилось. Вот если этого не будет, тогда действительно можно сохранять финансовую систему на нормальном уровне. Но социальный популизм опять же, когда он происходит по политическим причинам, а не по экономическим, его и нормальные страны не могут выдержать. И вот здесь ипотечный кризис США как раз – замечательный пример. Даже американская экономика не может выдержать социальный популизм. Тем более нельзя так шутить в Украине.
 
Владимир Качук. Арсене Борисовичу, я хочу тут доповнити свого колегу. Я хочу сказати, що нам треба триматися, щоб банківська система працювала стабільно. Ви зрозумійте, що на сьогоднішній день вклади населення по Україні складають (вдумайтесь в цю цифру, я звертаюся до населення!) 204 млрд грн. Це вклади населення, це ваші гроші, шановні наші глядачі. У нас по Харківському регіону на сьогодні був невеличкий виток, але це було пов’язано з тим, що строки закінчувалися, десь якась паніка була, на 1 жовтня було 9,5 млрд грн, на сьогоднішній день, я ідучи сюди подивився – 8,8 млрд грн. Це ваші кошти, це соціальна захищеність нашого населення.
 
Арсен Аваков. Отвечаем на вопрос. Стабильность денег для нас – это стабильность экономики.
 
Владимир Качук. Безумовно.
 
Арсен Аваков. То есть мы действительно наблюдаем реальное падение производства в стране, прежде всего, за счет металлургии. Вы хотели дать справку на этот счет, Александр Викторович?
 
Александр Кирш. Я хотел сказать, что проблемы металлургии связаны не только с кризисом, а связаны с теми проблемами, которые накапливались в металлургии, так же, как накапливались в угольной промышленности. И если бы охрана труда была на нормальном уровне, то угольная отрасль вообще была бы убыточная. Условная прибыльность угольной отрасли только на том и зиждется, что никакой охраны труда. И в металлургии стандарты низкие, продукция низкого качества, и достаточно было малейшего толчка, чтобы что-то произошло. Вот этот толчок и случился. Но это, опять же, проблема, идущая не от Америки.
 
Арсен Аваков. Хорошо. Большинство украинских доменных печей сейчас закрыто, и четверть нашего ВВП – это…
 
Александр Кирш. Они всё равно остановились бы после малейшего толчка. Вот он и случился. Но не нужно здесь обвинять мировой финансовый кризис. Это просто проблемы нашей металлургии, уходящей корнями в советское прошлое, которая с тех пор не совершенствовалась.
 
Арсен Аваков. Это структура нашей экономики.
 
Александр Кирш. Да, извращенная структура нашей экономики.
 
Арсен Аваков. Я как раз к этому подвожу, что в Харьковской области структура более-менее адекватна, и даже на фоне такого кризиса и падения объемов производства по всей Украине за 9 месяцам на 4,5%, в Харьковской области рост 9,1%. Всё ещё рост. Да, он будет, видимо, снижаться к концу года, но всё ещё рост. Почему? Потому что наша продукция в основном – это сложная продукция. Перерабатывающая, сложная, наукоемкая продукция, которая не такая тривиальная, как металл или уголь. Поэтому мы здесь немножко кризисоустойчивы. Я очень рассчитываю, что мы успеем вовремя перегруппироваться. И, наверное, на это следует обратить внимание.
 
Александр Кирш. Но Харьков – часть Украины.
 
Арсен Аваков. Мы получим оттоки, в том числе снизятся поступления в бюджет, и действительно придётся несколько затянуть пояса, и хочу, чтобы это все понимали. Но как по мне, сегодня главный вопрос – это стабильность банковской системы и стабильность финансов, доверие к гривне. Каковы запасы Национального банка? Что это нам обеспечит?
 
Владимир Качук. На сьогоднішній день золотовалютні запаси нашої держави і Національного банку трішки зменшилися у зв`язку з тим, що Національний банк виходив на міжбанківський валютний ринок, щоб збити курс, але на сьогоднішній день з 38 млрд він знизився до 34,7 млрд. дол.
 
Арсен Аваков. Вот смотрите. Я вульгарно считаю, как посчитал бы всякий потребитель, сидящий у телевизора. 34 млрд дол. я умножу в среднем на курс гривны к доллару 5, получу 150 млрд грн, и вижу, что 200 млрд вкладов населения, примерно 150 млрд золотовалютных запасов. И действительно, я хочу сказать, что мы находимся в ликвидной банковской системе. Другой вопрос – что нужно адекватное поведение и коммерческих банков, и игроков, и населения, к чему Александр Кирш призывает.
 
Александр Кирш. Обязательно. Без адекватного поведения не получится, потому что должна быть вежливость с обеих сторон.
 
Арсен Аваков. Александр, а как в этой связи играет Национальный банк? Правильно он всё делает?
 
Александр Кирш. Я считаю, что Национальный банк делает правильно, даже когда он чуть-чуть нарушает законы. Мы помним, как на рубеже 2004-2005 года, когда Кучма сказал: завтра будет кризис. И опять же из уважения к тогдашнему Президенту кризис произошел.
 
Арсен Аваков. Это как строгий отец. Он наказывает жестко, и может быть, не всегда справедливо, но в итоге полезно.
 
Александр Кирш. И тогда ещё грамотные меры Яценюка привели к пользе для страны, а победителей не судят. Поэтому даже если сейчас Национальный банк что-то немножечко и нарушает, а сейчас невозможно не нарушить, чтоб спасти страну. Ведь нужно сказать объективно, Украина настолько слабо интегрирована в общемировые процессы, что она достаточно отстранена от мирового кризиса. А внутри Украины ещё и Харьковская область в гораздо лучшем положении. Но это если пока не вмешивать субъективные факторы типа паники. Поэтому здесь важно НБУ приостановить это пока не поздно любыми средствами. Он это делает. Не всегда согласовывает с Минюстом. Это есть.
 
Арсен Аваков. Национальный банк у нас очень квалифицирован, и сейчас меня, например, порадовало то, что Президент страны сказал, что он персонально как финансист с громадным опытом будет заниматься этими вопросами. И мы знаем, что именно Ющенко является таким кризис-менеджером в финансах, и это при нем банковская система стала такой стабильной.
 
Я хотел бы спросить вас как руководителя областного управления Национального банка. Сейчас, в последние дни идет разговор о привлечении кредита или стабилизирующих средств от Международного валютного фонда. Что это даст Украине? Как это изменит ситуацию? И можем ли мы тогда вздохнуть окончательно свободно, что кризис миновал?
 
Владимир Качук. Арсене Борисовичу, що криза минула, так категорично заявляти не буду, але дійсно наша країна веде перемовини з Міжнародним валютним фондом щодо кредиту у сумі 16,5 млрд. дол. Ви пам’ятаєте, що було засідання Ради національної безпеки, і ви, мабуть, там були присутні, і ви підтвердите, що всі ці кошти – я хочу звернутися до населення – не будуть коштами проїдання. За рахунок цих коштів буде створено державний інвестиційний фонд. І ці кошти будуть направлені в ту чи іншу галузь на виробництво. Чи то металургія, чи то машинобудування, чи то сільське господарство, чи то банківська сфера, де ми будемо бачити ті невеличкі коливання, які перекошують нашу економіку, туди буде надаватися ця допомога. Як заявив голова Національного банку, він розраховує, що ці кошти потраплять до нас в Україну десь через 2 – максимум 3 тижні.
 
Арсен Аваков. Хорошо. А что будет происходить с курсом гривны к доллару? Сейчас мы видим колебания самые удивительные. На «черном рынке» они доллар доходит до 7 грн, потом отскакивает к 5, потом к 6…
 
Александр Кирш. Кто-то разгоняет маржу.
 
Арсен Аваков. Потом 4,5 и так дальше. Но в то же время я, как финансист со стажем, и вы также знаете об этом лучше меня, могу сказать, что гривны в банковской системе больше не становится, то есть к концу года дефицит гривны будет всё больше и больше ощущаться. Мало гривны, и гривна будет расти по отношению к доллару.
 
Александр Кирш. Даже если не захочет.
 
Арсен Аваков. Да, потому что этих денег просто нет. И я тут обращаюсь к населению: посчитайте хотя бы просто в уме, не отдавайте эти бешеные деньги по бешеным курсам, придержите эту гривну, она будет дорогого стоить в конце года. Так это или нет? Я не хочу, чтобы мы обманывали людей. Скажите, как с этим дело обстоит?
 
Владимир Качук. Арсене Борисовичу, Національний банк провів тендер. Чотири комерційні банки в нашій країні будуть закупляти готівкові долари в розмірі десь 150 млн. Як і в 2004 році, вони будуть оперативно завозитись в нашу країну.
 
Арсен Аваков. То есть валюты будет много, была бы гривна.
 
Владимир Качук. Безумовно.
 
Александр Кирш. Я хочу дополнить. Вот вы говорили, что у населения до сих пор опыт начала 90-х. Да, но население почему-то забывает более поздний опыт конца 90-х, когда доллар тоже прыгал, но очень интересно. Перед тем, как он прыгал назад, его сначала разгоняли. Он прыгал вперед, а потом уже опускался. То есть он сначала с 5,4 рос до 5,6, а потом становился 5,3. Кому-то нужно было сыграть на марже. И вот когда без всяких экономических причин внезапно он растет, значит скоро, ещё более внезапно, он опустится. А потом это будет постоянно. Вот так.
 
Арсен Аваков. В конце концов, мы живем последние 10 лет при стабильной гривне, вокруг 5 гривен за доллар.
 
Александр Кирш. Удивительно стабильной, необъяснимо стабильной, фантастически необъяснимо стабильной. Цены растут, а курс стабилен. Сам не могу понять этой иррациональности. А как только доллар должен был начать падать, вот тут-то он и стал расти. Значит, кто-то играется.
 
Арсен Аваков. У нас 5 минут до конца передачи. Я хотел бы произвести с вами один расчет для очень прагматичных, для тех, кто нас смотрит и слушает. Предположим, что у меня лежит в банке депозит в гривне под 18% годовых. И я подвержен панике, я снимаю эту гривну и бегу менять на доллар. Скажите, на сколько должен упасть курс гривны к доллару, чтобы было выгодно такой депозит снять? Понятен вопрос?
 
Владимир Качук. Питання зрозуміло, але це математично…
 
Арсен Аваков. Вы не бухгалтер, вы экономист, а Кирш – эксперт-бухгалтер. Я просто для себя считал, что когда курс доллара при такой ставке депозитов украинской гривны подберется ближе к 7, тогда, может быть, имеет смысл рискнуть и попробовать снять 18%-ный депозит.
 
Александр Кирш. Но реально экономически обоснованная «семерочка» ещё очень нескоро будет, если говорить об экономически обоснованной.
 
Арсен Аваков. Лет через 5?
 
Александр Кирш. Ой, не хочу загадывать. А пока что, если народ боится хранить деньги в банках, – пусть покупает. Ведь столько товаров, сейчас же есть что покупать, слава Богу. Вместо этого народ и в банки боится положить деньги, и покупать боится. Как-то странно он себя ведет, непонятно. Невозможно его просчитать.
 
Арсен Аваков. Александр Викторович, вы просто редко появляетесь на телевидении и мало объясняете.
 
Владимир Качук. Арсене Борисовичу, я хочу ремарочку одну. Олександре Вікторовичу, за той проміжок часу з 1 жовтня, я відштовхуюсь від 1 жовтня, тому що це визначальна дата, населення нашого регіону вклало в банки більше 500 млн грн.
 
Александр Кирш. То есть Харьков умнее, чем Украина в целом.
 
Владимир Качук. Да.
 
Арсен Аваков. И на этой радостной ноте хотелось бы завершить.
 

Я в сегодняшней передаче хотел говорить не только об экономике и о финансах. Уж очень болезненная тема для нас для всех. Хотел сегодня показать небольшой сюжет о том, как мы открывали родильный дом и строили школу, но, видимо, эти позитивные темы мы оставим для следующей передачи. А сегодня давайте закончим на том, что кризис пройдет, и всё равно родильные дома и школы будут для нас основным. А мы не дадим кризису забрать то, что мы сделали своими руками. Так и будет.